... Иркутск
Доллар
Евро

Принцессы на Байках: экскурсия по Иркутскому ипподрому

Что нам известно про ипподром? Ярче всего возникает образ из кинематографа: чопорные и праздные люди с бокалом мартини в руке наблюдают за скачками. Там, в грязи и мыле, смешались кони и люди, бьющиеся за первый приз. Во тьме под трибунами энергичный букмекер снимает с азартных зрителей последние сапоги. В конюшнях химичат лошадиные стероиды алчные коневладельцы. Корреспондент «Альтаира» навестил Иркутский ипподром в надежде заглянуть за кулисы вероломной индустрии, а вернулся просветленным.

Зимний ипподром напоминает пастораль японской гравюры: выразительные мазки в белом поле. Только вместо журавлей, гор и сакуры словно нарисованные тончайшей кистью заборы, сено и лошади. День сегодня хмурый, морозно и колко, но зябкая картина сообщает редкое для наших широт благодушие и дзен.

Наш проводник в конный мир – руководитель клуба любителей верховой езды «Кавалькада» Ольга Михайлова – как раз заканчивает тренировку. На гнедом жеребце по кличке Кипр, прилежно выполняя указания тренера, работает одиннадцатилетняя девочка. Защитный шлем и прямая осанка добавляют ее образу неумышленного аристократизма. Вот уж действительно, хочешь стать принцессой – езжай верхом.

Но не опасно ли доверять столь хрупкое создание пылкой живой силе? – Конечно, есть мнение, что у жеребцов горячий, непредсказуемый характер. Но у всех разные темпераменты, как у людей, – говорит Ольга Михайлова. – Все зависит от человека, который сидит верхом. Если лошадь постоянно тренируется и хорошо воспитана, естественно, она будет обращать внимание на человека. Животные знают, что есть определенный порядок и его надо соблюдать. Если жеребец не имеет племенной ценности или чрезмерно темпераментный, «убрать лишнее» может стать выходом из ситуации.

Тренировка заканчивается, мы идем в конюшню. Внутри по-спартански чисто и пахнет пивом – это запах опилок, сена и «зеленки». На каждом деннике таблички с именами жильцов: здесь ночуют Кинг и Кипр, напротив них блондинка Роза. Рядом стоит Маруся – деревянная лошадь для тренировки навыков вольтижировки. На вид довольно смирная.

А здесь «стоянка» Байка. Байк – англо-арабский жеребец, дерзкий и горячий. Родословная Байка прослеживается до 1738 года. Его дед родом из Ирландии, все его предки занесены в «Дженерал студбук» – племенную книгу лошадей чистокровной верховой породы, издаваемую в Великобритании с XVIII века. Байк – стайер, чрезвычайно выносливая помесь арабской и чистокровной английской лошадей. Стайер хорош на длинных дистанциях, но проигрывает спринтерам на коротких.

В мире всего три чистокровных породы лошадей без прилития дополнительной крови: арабская, ахалтекинская и английская верховая. Все остальные спортивные породы выводились с добавлением разных кровей в зависимости от необходимых рабочих качеств. В конюшне около 0°С, но лошади не мерзнут, вполне сносно себя чувствуя в сибирских условиях. У них пусть и короткая, но плотная шерсть, а в природе они постоянно двигаются. Накрывать коня попоной имеет смысл, только когда на улице снег или сильный ветер либо если он взмок на тренировке и должен высохнуть. После сушки животных отправляют в леваду для прогулки и кормежки.

– Левада – огороженное место для выгула лошади. Лошадь должна жить на улице, а не в конюшне. В денники их ставят только на ночь. Природа не создала этих животных лежать на диване. Большую часть времени табуны двигаются и едят. Пищеварение лошади настроено на поглощение небольших порций пищи, но часто. Они не могут есть впрок, – отмечает Ольга Михайлова. Руководитель конного клуба «Кавалькада» занимается лошадьми больше 20 лет. Сейчас в ее ведении десять питомцев, в том числе один пони. Помимо занятий верховой ездой, конюшня требует постоянного внимания. Нужно следить за порядком в ней и на территории, кормить и выгуливать животных, содержать в хорошем состоянии многочисленную амуницию, вовремя ремонтировать денники и левады. Нюансов и сложностей масса: даже ветеринара для трудных случаев или исследований приходится специально заказывать из Москвы, своих специалистов в Иркутске мало. Хорошему ветеринарному врачу нужна большая практика и масса дорогостоящего оборудования.

На вопрос, для чего такая головная боль, Ольга Михайлова отвечает цитатой из фильмов о Шерлоке Холмсе.

– Ватсон спрашивает у владельца гостиницы на Рейхенбахском водопаде: «А зачем, простите за любопытство, вам понадобилась голова Купидона?». Тот отвечает: «Всю жизнь меня тянуло к прекрасному. Не смог устоять». Вот здесь, наверное, то же самое. Я всегда любила животных, прихожу и забываю здесь обо всем. Настоящая психологическая разрядка. Да что меня спрашивать, вот спросите у конкретного человека, зачем она сюда приходит.

Ольга Михайлова указывает на облачающуюся в тренировочный костюм девочку. Алине Кошко 15 лет, она впервые села на лошадь в девятилетнем возрасте.

– Конь – это единственный друг, который остается с тобой в любом случае. Неважно, пришел ты в плохом настроении или хорошем. С ним всегда можно договориться, с ним весело. Свою Барбару очень люблю. Знаю эту лошадь с первых минут ее жизни. В четыре утра она родилась, в десять мы уже были на ипподроме. С тех пор не расстаемся. Сейчас Барбаре четыре года, а я начинала заниматься еще на ее маме, – рассказывает Алина Кошко.

Сообщество конников в Иркутске насчитывает около 500 человек. На ипподроме занимаются конкуром, выездкой, вольтижировкой, разводят лошадей. Здесь проводят областные и муниципальные соревнования. В честь открытия и закрытия конно-спортивного сезона проходят областные бега. На такие праздники собираются коневладельцы со всего региона, разыгрываются серьезные призы, заезды продолжаются весь день. С 2016 года на ипподроме идет ежегодная борьба за кубок мэра Иркутска.

Сами конники разделяют «спорт» и «бега». Испытания лошадей на резвость (бега и скачки) проводятся для культивации и диагностики в лошадях лучших скоростных качеств. По большому счету, ипподромы задумывались именно для этих целей. Но времена меняются, и лошади меняются вместе с ними. Из средства передвижения они эволюционировали в терапевтический инструмент.

В следующем году Иркутскому ипподрому исполняется 120 лет. По договоренности с городскими властями 12 мая 1900 года коннозаводчики получили в аренду участок городской земли в 27 десятин 1800 сажен на левом берегу реки Ушаковки – на городском выгоне. В этом же году оперативно соорудили беговые дорожки и хозяйственные постройки и провели первые бега.

В XXI веке ипподром стал лакомым куском земли в центре города. Сейчас конники перманентно заняты борьбой за место под солнцем. Осенью 2018 года Арбитражный суд региона признал ипподром в Иркутске банкротом, на предприятии ввели конкурсное производство. В 2019 году Федеральное агентство по управлению государственным имуществом выставило на торги акции Иркутского ипподрома. Лот продавался за 117 млн рублей. Но любители конного спорта сомкнули ряды, написали петицию к президенту России, собрали яркий митинг. За сохранение ипподрома высказались бывший губернатор Иркутской области Сергей Левченко, мэр Иркутска Дмитрий Бердников, депутаты думы города.

И «силы зла» пока отступили. Росимущество направило в Российский аукционный дом поручение о приостановке приватизации Иркутского ипподрома, в ведомстве рассматривают вопрос о реконструкции объекта.

По мнению Ольги Михайловой, ипподром действительно нуждается в модернизации и серьезных финансовых вливаниях.

– Где взять деньги – это серьезный вопрос. Конюшни здесь морально и физически устарели. Ипподром за долгую историю накопил кучу самых разных системных ошибок. У нас единственный ипподром в России, где здания находятся внутри ипподромного круга. Это настоящий феномен, ипподромная дорожка должна просматриваться полностью. Когда лошадь исчезает из вида во время проведения соревнований, может произойти все что угодно. В городской инфраструктуре всегда есть место объектам, не приносящим прибыль: библиотеки, музеи, спортивные объекты. Лошади, честно признаемся, дорогостоящая штука. Сегодня ипподром жив только благодаря частникам. Они содержат лошадей, оплачивают сами все что можно и еще чуть сверху. Конный спорт – дело интересное, но финансово довольно тяжелое. После яхт и машин, лошади – один из самых дорогих видов спорта.

Во многих европейских странах конные клубы поддерживает государство. В Германии, например, где каждый третий житель страны занимается конным спортом, правительство серьезно дотирует любительские клубы и производителей лошадей для поддержки их деятельности. Похожая ситуация в Нидерландах. Никто не ждет от них коммерческих успехов. Наш ипподром в ближайшей перспективе прибыль приносить не будет, но при грамотном руководстве может жить без долгов. Нужна прибыль? Давайте закроем областную библиотеку и сделаем там торговый центр. Или устроим в художественном музее гостиницу для китайских туристов. Ипподром из этой же категории, это по своей природе некоммерческий объект, – считает Ольга Михайлова.

Мы снова на свежем воздухе. Неподалеку девчонки из конно-спортивной секции тренируют навыки в конкуре. На взгляд неискушенного наблюдателя, бесстрашная всадница берет препятствия довольно изящно. Но тренеров впечатлить нелегко. Слышны непрерывные подсказки, лица серьезны и сосредоточены. Мы аплодируем каждому прыжку. Постороннему процесс кажется таинственным, а на самом деле он всего лишь очень сложен.

– У этого вида спорта, в отличие от многих других, работает накопительный эффект. Очень часто качество навыков не проявляется очень долго. Но оно обязательно появится, если не бросать. Здесь занимаются люди самого разного возраста: от детей до пенсионеров, и каждый может достичь результатов. Кто-то приходит за простой верховой ездой. Есть те, кто прицельно занимается спортом: они хотят разряды и пьедесталы почета. Есть те, кто заглянул сюда случайно, и остался. Каждый ищет что-то свое.

Год назад к нам пришел молодой человек, дело у него шло, проявлялись серьезные успехи, без запаха конюшни жить не мог. Но случилось несчастье, получил травму спины. Для юноши это стало настоящей трагедией. Ездить он не может, но пытается найти способ восстановиться, ведь для него жизнь без верховой езды – это нож в сердце. Конный спорт – заболевание в тяжелой форме. Подростки бывает бросают. Меняются интересы, появляются влюбленности. Если этим начинает «болеть» взрослый человек – скорее всего, это навсегда, – заключила Ольга Михайлова.

Вадим Мельников / ИА «Альтаир»

Фото Алексея Кушниренко / ИА «Альтаир»


Просмотров: 2904

Яндекс.Метрика