... Иркутск
Доллар
Евро

«Лисы» и «потеряшки»: будни волонтеров поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт Байкал»

Печальный рекорд поставили по количеству заблудившихся в тайге в Иркутской области в 2019 году: пропали 50 человек, десять из них до сих пор не найдены. Поисками занимаются представители правоохранительных органов, МЧС и волонтеры. В числе добровольцев – поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт Байкал».

Некоммерческое добровольное объединение «Лиза Алерт» существует в России уже почти 10 лет. Начало его истории положила пропажа пятилетней Лизы Фомкиной и ее тети в подмосковном Орехово-Зуеве. В 2010 году около 500 человек со всей страны объединились ради одной цели – найти пропавших. Тело женщины обнаружили через девять дней, девочки – днем позже, обе скончались от переохлаждения. Волонтеры, участвовавшие в поисках, выступили с идеей создать отряд: в октябре 2010 года были запущены сайт lizaalert.org и форум. Название «Лиза Алерт» состоит из имени погибшей Лизы Фомкиной и английского слова alert – «сигнал тревоги». Прототипом также стало название международной системы оповещения AMBER Alert.

В 2016 году из двора дома в Черемхове исчез пятилетний Егор Колесник. Мальчика искали почти две недели: за это время к операции подключились более 300 волонтеров, они обращались за рекомендациями к московскому отряду «Лиза Алерт». Поиски не увенчались успехом: тело мальчика нашли через год в выгребной яме около дома. После этой истории было создано иркутское отделение поискового отряда – «Лиза Алерт Байкал».

Корреспондент «Альтаира» познакомилась с методами работы добровольцев на встрече участников «Лиза Алерт Байкал».

«Вертолет вылетает только на поиски детей, а вот беспилотники должны быть обязательно. Хотя, если честно, вертолеты, беспилотники и тем более тепловизоры не очень эффективны. Ключевая роль в поиске всегда остается за людьми», – с этого начинался разговор на мероприятии. 

Оказывается, в Прибайкалье есть активист, который предоставляет вертолет для поиска малышей. Серьезную помощь добровольцам оказывает и конный транспорт: существует интерактивная карта, наглядно демонстрирующая адреса владельцев коней в зоне поиска, к которым можно обратиться за помощью. Есть одна оговорка – с лошадью должен быть хороший наездник.

Интересный момент и с навигатором: электронный девайс – это хорошо, но до поисков волонтера не допустят, если он не умеет пользоваться старым добрым компасом. Помимо технических навыков, соответствующей должна быть и экипировка добровольца, ведь главное правило здесь – «не навреди!».

В отряде обращают внимание: «Не всем удобно в очках, но не стоит пренебрегать этим предметом, особенно при поисках ночью. Очки защищают ваши глаза от веток. И всегда нужно иметь при себе воду, в первую очередь она нужна для "потеряшки"».

«Потеряшкой» в «Лиза Алерт» ласково называют человека, который, собственно, и потерялся. Забота волонтеров чувствуется даже в этом моменте... К слову, в отряде вы не услышите привычных имен – у каждого есть никнейм.

– Волонтеров у нас много, тем более мы общаемся со всей страной. И очень сложно будет объяснить, какая именно Маша имеется в виду. А когда у человека есть псевдоним – все понятно, – отмечают в отряде. Такой же подход применяют ко всем структурам ПСО – во всех них есть «служебные позывные».

Для связи с координационным штабом «Заря» во время поисков отряды, которые называются «Лиса», используют рации. И разговор по рации должен строиться по определенной схеме.

То есть помимо владения компасом, новичку не помешает освоить и регламент радиосвязи,  после чего можно приступать к изучению фонетического алфавита.

– Все это может показаться сложным, но у нас ничего не бывает просто так. Мы – серьезная организация, наша сила в структуре, дисциплине и методах поиска. Фонетический алфавит помогает нам экономить время при разговорах по рации. Время в нашем деле – самый ценный ресурс, – добавляют в отряде.

«Лиза Алерт» имеет очень четкую структуру: председатель, группа оперативного реагирования (операторы горячей линии, оперативные дежурные, инфогруппа, координаторы), специалисты (кинологи, связисты, медики, специалисты беспилотных летательных аппаратов, конное подразделение, картография, навигация), обеспечение (работа со СМИ, регистрация, оборудование, IT-технологии), обучение и профилактика (работа с новичками, школа).

В отряде действует негласное правило: важен каждый участник. Вклад добровольца, просто заваривающего чай в «Заре», уже неоценим: когда «Лисы», не говоря уже о «потеряшках»,  возвращаются из леса, им необходимы горячие напитки и хорошее питание.

Поиски начинаются в тот момент, когда операторам «Лиза Алерт» поступает заявка, оставить ее может любой человек, заполнив форму поиска на сайте отряда или позвонив на горячую линию. После этого в дело вступает инфогруппа. Она распространяет заявку везде, где можно. Волонтеры в этот момент уже начинают подтягиваться к зоне поисков.

На месте добровольцам дают вводную – все, что известно о «потеряшке», включая особенности его характера. Чем содержательнее вводная, тем легче искать человека. В оперативном режиме добровольцев разбивают на несколько «Лис» и назначают старшего группы.

Новичкам советуют всегда следить за действиями старшего и впитывать его навыки. Ведь никто не знает, кто сможет приехать на очередные поиски. Поэтому нужно помнить: «сегодня ты новичок, а завтра ведешь группу в лес». На месте поиска «Лиса» работает по двум методикам: либо на «отклик», либо на «прочес». Но зачастую прочес и отклик идут рука об руку.

– Старший передает в рацию: «Лиса такая-то работает на отклик». Это значит, что группа замирает и каждые 30 секунд зовет «потеряшку»: вправо, влево, вперед. В этот момент нельзя шуршать, курить, копаться в телефоне, нельзя вообще ничего делать. Нужно превратиться в слух и постараться засечь стон, писк, вздох – любой звук, который может издавать человек, – рассказывают в отряде.

Что именно кричать, зависит от «потеряшки». Инфогруппа заранее выясняет у родственников, на какое имя заблудившийся откликается чаще всего. Сложнее, конечно же, с детьми – они могут услышать зов, но при этом напугаться и не откликнуться. Поэтому при поисках детей зачастую кричат женщины, а не мужчины и используются фразы типа: «мама тебя ищет».

Когда слышишь заветный шум, шорох, понимаешь, что слышишь «потеряшку»... ни в коем случае нельзя поддаваться эйфории и бежать на звук.

Если отклика не последовало, начинается работа на прочес. При прочесе зона поиска делится на квадраты примерно 500 на 500 метров, у каждой «Лисы» свой квадрат. И здесь важно ничего не проглядеть.

– На прочес одного квадрата нужно около восьми часов. Если вернулись быстрее, значит, слишком быстро шли, были невнимательными, плохо искали. Допускать таких ситуаций нельзя, иначе  на этот же квадрат придется посылать еще одну «Лису». И здесь теряется самый важный ресурс поиска – время, – поясняют в отряде.

Бывают случаи, когда поиски завершаются ничем, а позже находят тело. И в отряде понимают, что это тело нашли в их квадрате. То есть, скорее всего, группа проглядела «потеряшку», когда она была еще живой.

«Координаторы скидывают всю необходимую информацию о зоне поиска: где болото, где водоемы, а где совсем непроходимые места. Иногда бывает такое, что смотришь на место и думаешь, что туда человек точно не пойдет. Такие ситуации необходимо исключать, потому что, как показывает практика, «потеряшка» часто оказывается именно в этом «невероятном» месте».

В Иркутской области подобная история была с заблудившейся бабушкой. Никто не думал, что она может пойти в сторону болота. В итоге именно там женщина и была, потому что они с супругом знали на болоте «секретную тропку» и любили ходить в ту сторону.

Волонтеры ищут пропавших в лесу, горах, городе. Они обычные люди, у которых есть семьи, работа и, безусловно, хватает собственных проблем. Что заставляет их бродить впотьмах по лесу в поисках пропавших незнакомцев? И все это абсолютно на добровольных началах, отряд не принимает никаких денег, даже пожертвований. Утром волонтер сменит экипировку на повседневную одежду и отправится на работу, чтобы после небольшого отдыха снова вернуться на поиски. Все ради того, чтобы услышать заветное: «Найден, жив!».

Анастасия Галимова / ИА «Альтаир»

Фото автора и из группы «Лиза Алерт Байкал» в социальной сети «ВКонтакте»


Просмотров: 3333