... Иркутск
Доллар
Евро

«Вы, жадною толпой стоящие у трона…»: русская поэзия и текущий момент

Каждый человек – в какой-то степени философ, но для поэтов эта степень больше. И пытаясь оценить прошлое, понять настоящее и заглянуть в будущее, не будем изобретать велосипед. Ибо, как сказал Экклезиаст:

Всё повторяется опять, что было прежде нас.
И нет под солнцем ничего, что сталось в первый раз.
«Вот это – новое!» – порой о чём-то говорят,
а это тоже было встарь, столетия назад.

Силу слова, но уже чуть под другим углом, подчеркивал полтора века назад Федор Тютчев:

Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовется, –
И нам сочувствие дается,
Как нам дается благодать...

Действительно, многие из русских поэтов предвосхитили грядущее. Но дар предвидения сколь могуществен и драгоценен, столь многогранен и непостижим. Даже в поэзии Пушкина наитие сплетено с заблуждением:

Товарищ, верь: взойдет она,
Звезда пленительного счастья,
Россия вспрянет ото сна,
И на обломках самовластья
Напишут наши имена!

Россия вспрянула, однако на обломках самовластья высечены символы еще большего самовластья – Ленин, Троцкий, Сталин и иже с ними. Иначе могло быть только в другой стране и если бы удалось изменить Россию плавно, чтобы не было «обломков». 

2-1.jpg
Вспомним знаменитую песню на слова Михаила Матусовского из кинофильма «Щит и меч»

…Не реже заблуждений встречаются загадки, подобные пифийской: «Перейдя реку, погубишь великое царство». Свое или чужое? Ясного ответа нет, но и в ошибке не упрекнешь… Вспомним хотя бы знаменитую песню на слова Михаила Матусовского из кинофильма «Щит и меч»:

С чего начинается Родина?
С картинки в твоём букваре,
С хороших и верных товарищей,
Живущих в соседнем дворе…

Кто с этим не согласен? Коммунисты? Националисты? Либералы? Но каждый понимает по-своему, и потому мы такие разные. Или вот еще о России, из Валерия Шумилина :

А ты попробуй все невзгоды
С ней разделить, живя в нужде.
Люби Россию в непогоду,
Не оставляй её в беде!

Тут, может, и найдутся несогласные («Да нафига мне это надо?!»), но возникает и другой вопрос – в чем же причина непогоды: со стороны (от врагов-чужаков) или в нас самих? Поэтому, опять же, почти все – «за», но каждый по-своему… Вот и Николай Некрасов, автор знаменитой поэмы «Кому на Руси жить хорошо» (правда, в другом произведении):     

Кто живет без печали и гнева,
Тот не любит отчизны своей…

Ну да, кто бы возражал. Такие переживания – святое дело. Но – опять же: на кого или на что направлен гнев-печаль? На власть? На самих, самого, саму себя? На внешнего, зарубежного неприятеля и его пятую колонну?

Или советский автор Эдуард Асадов (кстати, любимый поэт губернатора Иркутской области Сергея Левченко):

И вечно тем сильна моя страна,
Что никого нигде не унижала.
Ведь доброта сильнее, чем война,
Как бескорыстье действеннее жала.

Встаёт заря, светла и горяча.
И будет так вовеки нерушимо.
Россия начиналась не с меча,
И потому она непобедима!

Точно, сочно, красиво. И даже хорошо, что возникает вопрос, а значит, пульсирует мысль: где та грань, та стена между «унижали – не унижали», «вынуждены воевать или воюем без нужды»? Взять хотя бы Великую Отечественную. Или Первую мировую. Или советско-финскую. Или в Афганистане. Или в Чечне. Или на юго-востоке Украины. Везде ли будет один ответ? Всегда ли вынуждено? Всегда ли справедливо?

2-2.jpg
Даже в поэзии Пушкина наитие сплетено с заблуждением

А вот, казалось, уж совсем накал страстей, безудержный порыв обличения – тема «Власть и народ», «Народ и правитель». Еще один классик XIX века Аполлон Майков:

Бездарных несколько семей
Путём богатства и поклонов
Владеют родиной моей.
Стоят превыше всех законов,
Стеной стоят вокруг царя,
Как мопсы жадные и злые,
И простодушно говоря:
«Вот только мы и есть Россия!»

То ли 1856-й, когда написаны эти строки, то ли 2018-й… Разве что насчет бездарности Майков хватил лишнего – там люди по-своему очень даже способные. Но в остальном…  

И опять вопрос: а что же сам царь, вокруг которого «стоят стеной»? Вроде как он не прогоняет «жадных мопсов», но и автор избегает ясного ответа. Царь с ними заодно? Царь против них, но не в силах избавиться? Царь хороший, а бояре плохие или…?

Майкову вторит Лермонтов – любимый поэт президента России Владимира Путина. Бессмертны его строфы на смерть Пушкина:

Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда – всё молчи!..

То же самое – а что же сам царь, у чьего трона собралась жадная толпа? Не все понимали Михаила Юрьевича тогда, в эпоху «Героя нашего времени», не все постигают и сейчас. Но эта как раз та неясность, которая есть величие. Та недосказанность, которая и объединяет и разъединяет одновременно. Органично и противоречиво, как и положено русской душе…

Блестяще, неповторимо по глубине раскрывает Лермонтов и тему патриотизма:

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.

Быть может, за стеной Кавказа
Укроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

Уже много лет в школьной программе эти слова трактуются не только примитивно, но и ошибочно. Почему-то всё сводится только к «гражданской позиции» поэта и офицера, его острым переживаниям за судьбы Отечества, неприятию не только отдельных сторон, но и всего уклада «николаевской России».  

Другие идут еще дальше – стыдливо оправдывают Лермонтова: мол, здесь он, конечно, показал, что не любит Родину, готов ее покинуть, чуть ли не русофоб и предтеча «агентов госдепа» и уж, во всяком случае, радикал-революционер с зарубежным душком. Но, ладно, с кем не бывает, простим великого поэта; но вообще-то эти стихи – не лучшие в его творчестве, их лучше не выпячивать. Короче, дал маху.

Полное непонимание слов Михаила Лермонтова! Для начала – куда едет армейский поручик? В эмиграцию? В Париж, Лондон, в общем – на Запад? Нет же, он уезжает воевать на Кавказ – в Афганистан, Чечню, Сирию, ДНР XIX века. То есть не просто в поддержку императора, а на острие удара, отдавая жизнь за царя и Отечество.

Да, Россия для Лермонтова – страна господ и рабов, ему ненавистны «голубые мундиры» и народное низкопоклонство. Точно такие же настроения и среди очень многих, кто воюет в «горячих точках» – им не по нутру «жадные мопсы и царского трона». Куда ближе правила боевого братства – и тогда, и сейчас.

2-3.jpg
Лермонтов блестяще, неповторимо по глубине раскрывает тему патриотизма

Но при этом, ненавидя камарилью у трона или, как сказали бы сейчас, чиновников/олигархов, Лермонтов готов выполнять самые опасные повеления самодержца. Он, по существу, состоит в политическом и военном спецназе Николая I. Хотя, заметим, точно не знает, а лишь верит, надеется или всего лишь не исключает, что царь – это одно, а толпа у трона – другое. Не стал ли смельчак-вольнолюбей, сам того не желая, пушечным мясом, «разменной пехотой» для выполнения замыслов тех, кого ненавидит? В этом драма и тех, «кто тогда», и тех, «кто сейчас».

Впрочем, самопознанье – это не самокопанье или, тем более, не самоистязанье. Среди русских поэтов нет тех, кто безгрешен. И не беда, если яркая жизнь недосказана. О ней поговорят потомки, мы с вами. Главное, чтобы, как отчеркнул Борис Пастернак, было, о чем говорить:

Другие по живому следу
Пройдут твой путь за пядью пядь,
Но пораженья от победы
Ты сам не должен отличать.             

На оптимистической ноте. Возвращаясь к началу – конечно, многое уже сказано раньше. Но – не всё в прошлом. Вот персонаж Лермонтова в «Бородино» гротескно и так знакомо рокочет:

– Да, были  люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри – не вы!

С первым утверждением, о героях-богатырях былых времен, согласимся. А вот со вторым – «не вы»… Это еще посмотрим.   

Почти все мы – патриоты своей Родины, хотя и оказываемся по разные стороны… слава Богу, пока не баррикад. Ведь как ни крути, а, словами Грибоедова, «и дым Отечества нам сладок и приятен». Родина – одна на всех, таких разных, но все же – соотечественников.

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»       


Просмотров: 1918

16:26, 17 июн 2019 г.

Решение суда арестовать Сергея Шеверду оставили без изменения

Иркутский областной суд 17 июня рассмотрел апелляцию на арест министра лесного комплекса региона Сергея Шеверды.

15:24, 17 июн 2019 г.

Аэропорт Иркутска зарегистрировал миллионного пассажира на месяц раньше, чем в прошлом году

В прошлом году воздушная гавань прошла этот рубеж на месяц позже

14:27, 17 июн 2019 г.

СО РАН поддержало кандидатуру Игоря Бычкова на пост ректора ИГУ

Президиум Сибирского отделения Российской академии наук поддержал кандидатуру академика Игоря Бычкова на выборах ректора Иркутского государственного университета.

08:00, 17 июн 2019 г.

Александр Матиенко и военный комиссар по Свердловскому округу Иркутска обсудили подготовку к акции «Гордость памяти»

На встрече с военным комиссаром округа Анатолием Михайловым обсуждались вопросы подготовки к военно-патриотической акции «Гордость памяти».