... Иркутск
Доллар
Евро

Украина – Россия: три мифа вокруг Владимира Зеленского

2-1.jpg
«Вариант Зеленского» – это столь же неизбежное и естественное явление для демократии, как и периодические кризисы в рыночной экономике. Фото pl.com.ua

Интеллектуального пиршества столь внушительных масштабов среди российских политологов и политтехнологов (иногда их объединяют в единую категорию политконсультантов) не было уже давно. Предмет обсуждения – выборы президента Украины. Тоска по настоящим, а не «как бы» выборам – есть что обсуждать! – наблюдается, пусть и в пропагандистской форме, даже на каналах Гостелерадио. Разумеется, в центре внимания – участники второго тура и особенно Владимир Зеленский. Вокруг лидера президентской гонки выстроены мириады рассуждений, оценок, гипотез. Некоторые из них, будучи не случайными, а скорее типичными, встроенными в общественную ткань, заслуживают хотя бы краткого комментария.

Миф первый. Очередным толчком к нему служит точка зрения, которую высказал по итогам первого тура иркутский политолог Сергей Шмидт: «Что касается общественной реакции, то в России будет происходить дискуссия "Что лучше: когда у народа есть выбор, но он выбирает клоуна, или когда у народа нет выбора, но им управляет профессионал?". По-моему, это сейчас будет основной предмет для свободной дискуссии в нашей стране».

Почему миф? Потому что успех Владимира Зеленского в / на Украине, воспринимаемый в одном ряду с такими событиями, как, например, победа Анны Щекиной на выборах мэра Усть-Илимска, считается недопустимой, неприемлемой аномалией. Поэтому в качестве рецепта для исцеления и недопущения предлагается… вообще не проводить настоящих, конкурентных выборов.

Ошибка тут заложена изначально, а из неверного диагноза следует и негодное лечение. «Вариант Зеленского» не аномалия, а столь же неизбежное и естественное явление для демократии (не «суверенной», «сувенирной», а нормальной, обычной), как и периодические кризисы в рыночной экономике. Это даже не издержка, не цена, которую приходится платить за настоящие выборы, а встроенный в них саморегулятор общественной реакции на действия власти, на политические кондиции правящей верхушки. Иными словами, дополнительный плюс, услуга повышенной комфортности.

Зажрались? Заврались? Развели кумовство и коррупцию? Много обещаний (типа удвоения ВВП) и мало дел? Одни и те же лица наверху, а системных, подготовленных политиков-оппозиционеров «закатали в асфальт»? Нате, получайте Зеленского! Получайте Щекину! Получайте Коновалова в Хакасии! И т. д.

2-2.jpg
Владимир Зеленский воспринимается как живое воплощение Майдана, на этот раз Майдана выборного («против всех этих»). Фото obozrevatel.com

Важно, что такой поворот не признак политической незрелости. Уж на что Америка поднаторела в демократии. Но чуть запахло тленом в коридорах власти, как только стало душновато – и вот он, Трамп! Не Зеленский, конечно, но и не человек системы. Такое же назревало у французов (рост популярности Марин Ле Пен), но в последний момент подвернулся «свежачок» из системы – и дело ограничилось Макроном. В Британии –  демократической прародине – избиратели еще не отказали в доверии «системным» лицам, хотя терпят их с трудом, но вот по содержанию политического курса… нате вам Брэкзит!

Поэтому и дискутировать не о чем. Чем дольше – и это прямо касается России – не будет конкурентных выборов на самом высоком уровне, тем внесистемнее, необычнее, непредсказуемее будет «российский Зеленский». И уже сейчас, если вернуть нормальные выборы, а-ля Зеленский, а-ля Трамп или по меньшей мере а-ля Макрон в качестве президента России практически неизбежен. И – ничего страшного! Раз Зеленский, два Зеленский – и ситуация устаканится. Зато власть надолго запомнит, что если вести себя как сейчас, то зеленские неизбежны.              

Только так – через длинную череду выборов, быстрый успех в обучении здесь невозможен. Но если предлагаются (кем? а судьи кто?) некие «профессионалы без выбора», то дело рано и ли поздно закончится не Зеленским, а намного хуже: задраенную крышку просто сорвет, и тогда мало не покажется. Да и что это за «профессионалы», если они в стратегическом отношении не понимают важности конкурентных выборов?

Миф второй. Успех Владимира Зеленского – это якобы признак массового разочарования Майданом. Тут в очередной раз попытка переиначить украинскую политику на российский лад. Что немудрено, так как очень многие у нас в России до сих пор не воспринимают Украину как настоящее, полноценное, отдельное государство, а считают младшим братом, «Малороссией», «слегка неправильными русскими» и т.п. А значит, почему бы их не «раздербанить», забрать «исконно наши» земли.

Так и с Майданом. По первым каналам много показывают украинских избирателей, которые резко критикуют Порошенко. Мол, не оправдал, разочаровал, провалил, не доверяем. Но, обратим внимание, в этих интервью мало конкретики. Только общие слова, а затем интервью обрывается. И это неслучайно. У российской аудитории появляется впечатление, что большинство украинских избирателей и наше, российское, руководство ругают официальный Киев за одно и то же – прежде всего, за претензии Украины на Крым и Донбасс. За то, что Порошенко не дружит с Россией «по-прежнему», то есть как ни в чем не бывало.

Действительность, однако, совершенно иная. Как раз все кандидаты в президенты Украины (включая даже Юрия Бойко) считают необходимым и обязательным возвращение Крыма и Донбасса в состав Украины. И Зеленский среди них далеко не самый мягкий, а в последнее время занял позицию более жесткую, чем Порошенко. Тот хотя и «сквозь зубы», но разговаривает с нашим руководством без всяких условий. А Зеленский только что назвал возвращение потерянных территорий Украине предварительным условием для своей встречи с Владимиром Путиным, в ходе которой он потребует еще и компенсации за то, что Россия какое-то время контролировала Крым и Донбасс. Здесь, конечно, не обошлось без предвыборной риторики, но тем не менее она отражает настроения избирателей. Явное большинство из них, как и в России, хочет мира между двумя странами, но в условия этого мира входит решение вопроса о Крыме и Донбассе в украинскую сторону.

2-3.jpg
Петр Порошенко, несмотря на его очевидный опыт и профессионализм в сравнении с Зеленским, ассоциируется скорее с предательством идеалов и лозунгов Майдана. Фото m.news.yandex.ru

Так что претензии избирателей к Порошенко заключаются в том, что он говорит о «восстановлении территориальной целостности Украины», но за 5 лет мало что смог сделать. Впрочем, по этой части многие понимают, что против лома (то есть России) нет приема, поэтому основные претензии к «президенту-кондитеру» касаются внутренней политики. Где борьба с коррупцией? Где экономические, причем эффективные, реформы? Где вступление в Евросоюз, а не разговоры о вступлении? То есть у Порошенко, по мнению большого числа украинских избирателей, много болтовни и мало дела, но расшифровку этого недовольства наше Гостелерадио, разумеется, замалчивает.

Вывод: жестко оппонируя Порошенко и выражая точку зрения большинства, Зеленский тем не менее не будет таким, каким его у нас пытаются представить. Он символизирует не отрицание Майдана, а настойчивые требования, чтобы обещания, звучавшие на Майдане, были выполнены. Иными словами, не противник, а наиболее последовательный сторонник «революции достоинства». Поэтому Зеленский воспринимается как живое воплощение Майдана, на этот раз Майдана выборного («против всех этих»), тогда как Порошенко, несмотря на его очевидный опыт и профессионализм в сравнении с Зеленским, ассоциируется скорее с предательством идеалов и лозунгов Майдана, с развеянными по ветру обещаниями. Если же говорить о неприятии Майдана сразу, в принципе, целиком, это взгляды избирателей Юрия Бойко, а также подавляющего большинства тех, кто находится на территории Крыма, ДНР и ЛНР…  

Миф третий. Об американском рабстве, в котором якобы оказалась Украина, а Россия, как утверждается, успешно избежала. Разумеется, у США, как и у других стран Запада, как и вообще у всех стран, включая Россию, есть национальные, государственные интересы. И в ущерб себе никто действовать не будет. Но напускать «ужастиков» – значит не просто ошибаться, а чаще всего вести хитроумную игру «для внутреннего потребления», упрощая при этом решение сиюминутных, но усложняя решение долгосрочных задач.

Правда, Украина существенно меньше России, да и с другой историей, а потому державных аппетитов не имеет. Главное – жить хорошо, а как уж там дела в Сирии, Гвинее или Венесуэле, не настолько важно. Но дело даже не в этом. Американские эксперты, в том числе и близкие к Белому дому, госдепу и конгрессу, не только сохраняют олимпийское спокойствие, но и пребывают в хорошем настроении по поводу украинских выборов. На вопросы типа «Как же так, как США упустили ситуацию? Как вы можете допустить победу Зеленского?» следуют доброжелательные разъяснения в том плане, что «вы нас с кем-то путаете. У нас в принципе нет задачи обеспечить чью-то победу. Если мы в чем-то содействуем, то лишь в свободном, прозрачном, конкурентном проведении выборов. Такие выборы состоялись. И если победит Порошенко – значит, Порошенко. Если Зеленский – значит, Зеленский. Если Тимошенко – значит, Тимошенко. Если Бойко – значит, Бойко».

2-4.jpg
Если говорить о неприятии Майдана сразу, в принципе, целиком – это взгляды избирателей Юрия Бойко (на фото), а также тех, кто находится на территории Крыма, ДНР и ЛНР. Фото news.ru

На юге США когда-то было рабовладение, в Европейской России – крепостное право. Но сейчас важнее не навешивать друг другу ярлыки, а находить шаги для взаимопонимания и взаимодействия. Проще говоря, наводить опрометчиво сожженные мосты. Едва ли этому помогут утверждения, что кто-то в / на Украине (например, Зеленский или Порошенко) является рабом (марионеткой, лакеем) Америки, тем более что в ответ можно услышать зеркальные оценки о намерениях и действиях России. Реальность, включая феномен Владимира Зеленского, намного сложнее, многоцветнее, мозаичнее и заслуживает внимательного, терпеливого, спокойного изучения, а не грубых манипуляций в духе «свой – чужой».

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»

                           


Просмотров: 1610