... Иркутск
Доллар
Евро

Не в масть: Россия и «семерка» за карточным столом

В мире существует множество межгосударственных объединений. Если говорить о тех, что выделяются экономической мощью и степенью интеграции, то одно из ведущих мест занимает «большая семерка» (G7). Это, в последовательности по объему экономики, США, Япония, Германия, Великобритания, Франция, Италия, Канада. И экономика (валовой внутренний продукт) каждой больше, чем в России, хотя население пяти из семи государств намного меньше, чем у нас.

«Семерка» существует уже 44-й год, точнее, почти 20 лет это была «восьмерка», но в 2014 году России в связи с украинскими событиями указали на дверь. И вот на ежегодном саммите семи лидеров, который недавно состоялся во Франции, возник вопрос о возвращении нашей страны в G7, причем его инициатором стал американский президент. «…непонятно, как в голове Трампа укладывается предложение вернуть Россию в G7 с выходом США из РСМД, его требованием Германии снизить зависимость от российского газа и новым американским санкционным пакетом против России?», – спрашивает известный российский политолог Лилия Шевцова.

2-1.jpg
Будучи ревизионистом всей мировой системы, Дональд Трамп хочет вернуть Россию в «семерку». Фото abinform.ru

А ларчик, между тем, открывается просто. Трампу, очевидно, чужд идеологический взгляд, «всякие там ценности» как таковые. Только выгода в каждом отдельном вопросе, исходя из логики бизнеса. Поэтому нынешний глава Белого дома считает, что европейские страны НАТО должны тратить на военные нужды больше, а не быть иждивенцами Америки: «Если не будете платить, мы от вас уйдем». Ему в ответ пытаются втолковать, что общие ценности, свобода, демократия важнее цифр, но Трамп продолжает размахивать прейскурантом.

Или московские протесты. Руководители почти всех европейских стран «семерки» выразили озабоченность действиями наших властей. Мы в ответ, конечно, заявили о зарубежном, иностранном вмешательстве. Однако Запад, указывая на ряд международных соглашений, одним из участников которых является Россия, упирает на правомерность своих комментариев. В конце концов, мы тоже можем комментировать общественные события в западных странах (что, кстати, и делаем). Ибо каждый человек в отдельности и человечество в целом – это все же достояние всей планеты, и границы тут имеют второстепенное значение. Во всяком случае, государственная политика «у себя в стране что хочу, то и творю, никого это не касается и никто нам не указ» не соответствует либеральной философии «семерки». Но, в отличие от европейских коллег, нынешний хозяин Белого дома озабоченности не выразил…

В этом смысле (как и во многих других) Трамп – ревизионист, то есть политик, намеренный пересмотреть нынешнюю систему международных отношений, да и всю философию большой политики. А значит, типаж, близкий к Путину. И «семерка» его интересует только как инструмент, а не идеологическая общность. Поэтому: «Давайте вернем Россию, она нужна для обсуждения проблем Ирана, Сирии, Северной Кореи». Обсуждать, наверное, надо, но почему разрушив общность либерального клуба? Какое отношение имеет наше руководство к либерализму, если посмотреть на внутреннюю и внешнюю политику России? Да Владимир Путин и сам крайне нелестно отозвался о либеральной идее и даже заявил о его крахе в недавнем интервью «Файнэншл таймс». К тому же семь стран, с одной стороны, и Россия с другой сейчас фактически являются военными противниками.

2-2.jpg
Из противников возвращения России в «семерку-восьмерку» наиболее примечателен французский президент Эммануэль Макрон. Фото comment.net.ua

В итоге на саммите G7 произошел конфликт. Трамп настаивал на обратном превращении «семерки» в «восьмерку», причем без каких-либо серьезных условий в наш адрес. Однако нашел поддержку только у премьера Италии, тогда как решения в G7 принимаются единогласно.

Из противников возвращения России в «семерку-восьмерку» наиболее примечателен французский президент Эммануэль Макрон. После встречи с Владимиром Путиным незадолго до саммита он заявил, что Россия – это «часть Европы от Лиссабона до Владивостока». Некоторые критики Макрона даже усомнились в его адекватности, порекомендовав госпитализацию. Но не все обратили внимание, что хозяин Елисейского дворца тогда же, под реверансы в адрес России, категорически разошелся с хозяином Кремля в оценке протестных выступлений в Париже и Москве. Отсюда, из-за невнимательности, и удивление, когда на саммите G7 Макрон не согласился с Трампом.

Между тем, в поведении президента Франции прослеживаются, как минимум, два резона. Первый, тактический, с привкусом личного: на фоне слабеющей Меркель, чехарды в руководстве Италии и «забрекзитованной» Британии стать европейским лидером № 1. А для этого побольше ярких заявлений, проектов, инициатив. Так, Макрон идейно и фактически возглавил сторонников укрепления и второго дыхания Европейского союза. А теперь отличился в общении с Путиным и Трампом.

Тем не менее, в наличии и второе соображение, уже идеологическое и стратегическое, с претензией на уточнение курса всей «семерки» в отношении России. Судя по всему, Макрон намекает, что а) Россия как страна и цивилизация и впрямь часть Европы, но б) ей не повезло с руководством, которое тянет «не в ту сторону». Поэтому принять Россию в G7 сейчас означает похоронить саму «семерку» как общность взглядов, интересов, подходов. Для сравнения: Трампу, очевидно, не интересно ни а), ни б) в принципе, это не его способ мышления, не его построение аргументов и приоритетов. 

2-3.jpg
Владимир Путин согласен вернуть Россию в G7, но только если пригласят, причем без каких-либо условий. Фото tass.ru

Короче, Россию не позвали. А нам не очень-то и надо, и это сквозит в словах Владимира Путина и Сергея Лаврова. Потому как мы там словно «белая ворона». Потому как не в масть. У них свои заботы-разговоры, у нас – свои. Опять же, если примут без всяких уступок с нашей стороны, такими как есть, то пожалуйста. Тогда, как уже сказано, мы де-факто хороним и «семерку», и «восьмерку», одержав еще одну победу на международной арене.  

Если что, Кремлю удобнее решать вопросы в других форматах. Например, в БРИКС (Бразилия – Россия – Индия – Китай – Южная Африка). Или, еще лучше, в рамках «большой двадцатки», куда входят вся «семерка», Китай, Россия, еще 10 крупных стран со всех континентов, а также Евросоюз. Там преобладает широкий взгляд на вещи. Можно, к примеру, поручкаться как ни в чем не бывало с наследным принцем Саудовской Аравии. И пусть людей режут на части прямо на территории саудовского консульства, но какое наше дело – это их суверенное право, мы не можем вмешиваться, ничего личного, никакого, понимашь, либерализма… Ну и нас тоже не упрекнут.

Однако на лидерство в БРИКС и «двадцатке» все ощутимее претендует хоть и нелиберальный, но очень мощный и настырный Китай. И в итоге еще непонятно, где России окажется выгоднее. В «семерке» хотя бы уговаривают-рассусоливают, а в «двадцатке» всё больше без правил, хотя и под разговоры о «мировых сделках» и «стремлении поладить». Согласно привычкам (или доктрине?) Путина – Трампа. Привычкам уникальным хотя бы потому, что это общность лидеров, чьи государства находятся в крайне непростых отношениях. 

Юрий Пронин для ИА «Альтаир» 

    


Просмотров: 2400

Яндекс.Метрика