... Иркутск
Доллар
Евро

Посчитали – прослезились: уровень доходов большинства снижается даже при высоких ценах на нефть

В конце прошлого года премьер Дмитрий Медведев и его первый зам Антон Силуанов поменяли руководство Росстата – мол, там неправильно считают. Стали считать «правильно» – и вмиг выяснилось, что экономика-то у нас ого-го: аж 2,3 процента роста по итогам 2018-го. И пусть всякие там отщепенцы (причем, что примечательно, все как один) заявили, что это дутая цифра, а на самом деле рост составил в лучшем случае 1,5 процента. Главное, народ успокоен, а там что-нибудь еще придумаем…

Однако дальше события стали развиваться не по сценарию: обновленно-улучшенный Росстат вдруг доложил, что по итогам первого квартала 2019-го рост ВВП (валового внутреннего продукта, так уж получилось, что совпадает с еще одной аббревиатурой) был на уровне 0,5 процента. Это, во-первых, намного меньше, чем прогноз от Минэкономразвития (1,3 процента). А во-вторых, находится в зоне статистической погрешности от нулевой отметки.

Важный момент: если проблемы российской экономики 2015–2016 годов нарастали при мировой цене на нефть от 40 до 50 долларов за баррель, то сейчас цены очень даже ничего – в районе 70 долларов. И тем не менее.

Нет, в отличие от, скажем, 2008–2009 годов и глобального, мирового экономического кризиса. Редкие облачка на американском и китайском горизонтах пока не привели к серьезным последствиям. Так что «ступор» у нас отечественный, доморощенный. А если, не ровен час, начнется мировой спад или, для начала, США и Китай окончательно разругаются (с неизбежным падением цен на нефть), то на смену нынешним цветочкам придут завтрашние ягодки…

2-1.jpg
Если проблемы российской экономики 2015–2016 годов нарастали при мировой цене на нефть от 40 до 50 долларов за баррель, то сейчас цены очень даже ничего – в районе 70 долларов. Фото angi.ru

Ну, конечно, санкции. В нашем руководстве об их неэффективности не сказал только ленивый, а это, увы, означает обратное. Тут, правда, дело сугубо внешнеполитическое: Кремль во главе с президентом известно чего нарешал, народ эти решения поддержал. Поэтому, в общем, кого винить?

Ладно, с ВВП ситуация сложная, причем во втором квартале вполне можем уйти в минус. Если только правильную методику подсчетов не поменяют на сверхправильную. Но еще тревожнее, что «правильный» Росстат доложил, что реально располагаемые доходы населения сократились за первый квартал 2019 года на весомые 2,3 процента. А этот показатель будет поважнее, чем ВВП, хотя и связан с ним напрямую.

Что такое реально располагаемые доходы населения? Это то, что остается на руках после обязательных выплат (налоги, коммунальные платежи, кредиты), да еще с учетом инфляции. Что называется, «чистыми». Показатель, куда более точно отражающий действительность, чем любимая всеми руководителями цифра абсолютного (в рублях) роста заработной платы. К тому же доходы – это не только зарплата, но и пенсии, пособия, иные источники дохода. 

Средний уровень реально располагаемых доходов падает в России с 2014 года и за прошедшее время снизился более чем на 10 процентов. Правда, насчет 2018 года возникли разногласия: улучшенный Росстат доложил о росте в 0,1 процента, однако неправительственные экономисты продолжают настаивать на падении в 0,2 процента. Разница небольшая и в основном психологическая: так все-таки растем или падаем? Впрочем, она уходит на второй план перед новой цифрой от Росстата: минус 2,3 процента! Это хуже, чем в 2017-м (минус 1,7 процента), и почти так же плохо, как в 2015-м (минус 3,2). И конечно, полностью противоречит планам некоего «рывка», о которых мы слышали в посланиях главы государства в 2018 и 2019 годах.

Разумеется, люди, вне зависимости от уровня их доходов, привыкли к определенному уровню потребления, строят планы, рассчитывают на перспективу. А доходы поджимают. Что делать? Один вариант – менять свои запросы, снижать уровень расходов и потребления. Другой – расходы не сокращать, но для этого брать больше кредитов. Конечно, бывает смесь обоих вариантов. Но объем кредитования сильно растет уже сейчас.      

За первый квартал количество новых кредитов наличными выросло на 16 процентов, при этом объем (сумма) кредитования увеличился на 31 процент. За январь–март 2019 года было выдано 3,71 млн кредитов наличными на 998,35 млрд рублей против 3,2 млн кредитов на 763,45 млрд рублей годом ранее. Очевидно, что часть потребительских кредитов уходит и на погашение ипотеки, хотя ее объем все равно стал сокращаться.   

Здесь возникает своеобразная ловушка. Чем больше закредитованность, тем больше сумма обязательных платежей (возврат кредитов!), то есть вычетов из общей суммы доходов. А значит, дополнительно давление на реально располагаемые доходы в сторону их снижения. Но если реально располагаемые доходы снижаются, то выплачивать взятые кредиты, да еще в нарастающем объеме, будет сложнее. Отсюда высокая вероятность скачка кредитной задолженности и – никуда не деться – все же пересмотра своих запросов в потреблении.

Нарастающий объем кредитных обязательств уже сказался на уровне реально располагаемых доходов в первом квартале. Другим фактором стал некоторый – примерно на 1 пункт (с 4,3 до 5,3 процента в годовом исчислении) – рост официальной инфляции. Кроме того, не забудем, что сравнивать приходится с первым кварталом 2018, давшим прирост реальных доходов из-за массированной раздачи денег накануне президентских выборов. То есть с высокой базой (уровнем) для сравнения.

А в течение года (и последующих лет) будет нарастать число тех, кто только что достиг прежнего возраста выхода на пенсию, и если бы продолжал работать, то плюсом к зарплате получал бы ежемесячно в среднем 15 тысяч рублей пенсии. А теперь из-за повышения пенсионного возраста он получит эту прибавку позже. Тоже вычитаем из доходов, причем с каждым месяцем все больше.   

2-2.jpg
Нарастающий объем кредитных обязательств уже сказался на уровне реально располагаемых доходов в первом квартале. Фото dea.kg

Что касается экономики в целом, то, кроме западных санкций, ее тянет вниз целая обойма внутренних причин. В том числе рост налогов, дефицит конкуренции и тотальное сращивание бизнеса с госаппаратом на всех уровнях. Зачем повышать качество продукции, снижать издержки производства, тратиться на повышение квалификации персонала, если о привилегированном положении вашей фирмы и «вкусных» контрактах можно договориться в коридорах власти? Договориться-то можно, и выгода определенному кругу лиц, несомненно, будет, но в масштабах всей экономики, всего общества воспроизводится то самое слово с первой буквой «ж».

И тут уже никуда не деться без перемен, затрагивающих общественно-политическую сферу, ведь большая экономика – это и есть большая политика. Впрочем, судя по настроениям и наверху, и внизу, – деться. Каким образом? Не исключено, что отвлекая общественное внимание на что-то другое. Возвращаться к теме все равно придется, но (см. начало материала) главное, не сейчас, а там что-нибудь еще придумаем…

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»


Просмотров: 1404

08:00, 24 авг 2019 г.

«Нормальные брутальные дядьки»: иркутские байкеры – кто они?

Долгое время субкультура байкеров ассоциировалась с «беспредельщиками», понятие «байкер» вылилось в стереотип – вечно пьяные дядьки на мотоциклах, которые не жалеют ни свою ни чужую жизни.

16:28, 23 авг 2019 г.

Турнир на призы Фонда Матиенко в Иркутске: победителя определила серия пенальти

Очередной турнир по мини-футболу среди детских дворовых команд на призы Фонда Матиенко прошел 23 августа.