... Иркутск
Доллар
Евро

Про Фому и про Ерему: 1939-й или 1941-й – о какой войне сказал Владимир Путин?

На ежегодном заседании дискуссионного клуба «Валдай», на этот раз состоявшемся 3 октября в Сочи, президент России высказался по широкому кругу вопросов, включая те, что касаются прошлого. Речь зашла и о Сталине, а затем о крупнейшей войне в истории человечества.

«Я не хочу сейчас давать характеристику сталинскому режиму, – заявил глава государства. – Вы знаете, все мы знаем, что связано с репрессиями, с лагерями, с потерями среди наших людей, наших граждан в ходе этих репрессий. Это черная страница в истории нашей страны. Но уж сказать, что Сталин развязал войну, – это верх цинизма. Как будто в четыре часа утра 22 июня Советский Союз напал на Германию, а не наоборот, германские войска перешли границу Советского Союза… Не будем забывать и трагический  результат для народа Советского Союза – 25–27 миллионов погибших, там даже посчитать никто не может до сих пор».

2-1.jpg2-2.jpg
Иосиф Сталин: от Второй мировой к Великой Отечественной

Примечательно, что в преддверии 75-летия Победы больше обсуждаются не итоги Великой Отечественной войны, а обстоятельства, при которых началась Вторая мировая война. При этом явно чувствуется желание примерить события тех лет к нынешней реальности. Особенно это касается секретных протоколов к советско-германскому пакту о ненападении, подписанному 23 августа 1939 года. Так, за две недели до заседания Валдайского клуба Европейский парламент большинством голосов принял резолюцию «О влиянии исторической памяти на будущее Европы». Согласно этому документу, СССР являлся таким же инициатором и виновником войны, как и Германия. Но – важная деталь – именно Второй мировой, а не Великой Отечественной. Вопрос Путину на «Валдае» тоже был задан о начале Второй мировой войны, а Владимир Владимирович в ответ говорит о начале другой – Великой Отечественной…  

Две войны – Вторая мировая и Великая Отечественная – совпадают в значительной степени, но не полностью. Наиболее крупное различие – период между 1 сентября 1939 года и 22 июня 1941-го, когда Вторая мировая война уже полыхала, а Великая Отечественная еще не началась. С 22 июня все кардинально изменилось: нацистская Германия выступила как 100-процентный агрессор в отношении Советского Союза. Поэтому война с нашей стороны, превратившейся из соучастника агрессии в ее жертву, сразу же приобрела справедливый, освободительный характер, а Красная армия внесла решающий вклад в разгром гитлеровских войск. Никто из серьезных ученых и политиков не отрицает этого факта в принципе, целиком. Ну разве что встречаются уточнения и возникают споры насчет планов Кремля накануне 22 июня. Но планы, какими бы они ни были, и реальность – две большие разницы.

Сама же по себе цифра потерь, тем более понесенных позже, сколь страшной она ни была, не является доказательством миролюбия в начальный период Второй мировой. Как и сам по себе решающий вклад СССР в победу над нацизмом в 1941-м –1945-м не является и не может являться отрицанием сотрудничества с нацизмом в 1939-м –1941-м. Но насчет 22 июня 1941-го и последующих событий, вплоть до 1945-го, никто и не спорит, так что полемический запал российского президента – это в данном случае битва с ветряными мельницами. Или попытка выдать миражи за действительность.

Основные споры идут о периоде непосредственно перед 1 сентября 1939 года и затем вплоть до нападения гитлеровцев на Советский Союз. И вот тут президент – случайно или намеренно – не уточняет, о какой именно войне он говорит. Если о Великой Отечественной, то Сталин ее, разумеется, не развязал. А если о Второй мировой – если не развязал (основной виновник – все же Гитлер и его приспешники), то как минимум попустительствовал (как и Франция, Британия, США). А очень похоже, что и содействовал, был не просто партнером, но почти (или даже не почти) союзником Третьего рейха. Причем обе стороны, будто понимая, как выглядят со стороны, слегка стеснялись своей дружбы. По большому счету, и завершилась она вполне логично, причем именно Германия напала на СССР. В этом смысле Великая Отечественная стала новым этапом, продолжением Второй мировой в радикально изменившихся обстоятельствах.

2-3.jpg
Теперь – враги. 22 июня 1941 года, части вермахта атакуют советскую границу

Иными словами, главный виновник не только Великой Отечественной, но и Второй мировой войны – нацистский режим, однако свою долю вины ( и немалую) за начало Второй мировой несут и остальные – как Лондон, Париж, Вашингтон, так и – в очень большой степени – Москва. Президент об этом не сказал, хотя в отношении истории он не является высшим должностным лицом, и его мнение в научном отношении, в определении истины, не весомее других. Правда, в плане выводов насчет государственной политики – конечно, весомее, и еще как…

Итак, Владимир Путин фактически смешал события, распространив на 1 сентября 1939-го оценки в отношении 22 июня 1941-го, хотя впрямую о таком соединении не сказал. Однако Сталина за нападение СССР на Германию никто не обвиняет (иное дело – ответственность за столь неудачное начало, масштабы наших жертв и разрушений). Как говорится, про Фому и про Ерему. Неужели две войны смешаны, чтобы избежать неудобного разговора об ответственности советского руководства за разжигание именно Второй мировой? Но Российская Федерация, несмотря на юридическую преемственность, все же не Советский Союз. Другая система, идеология, символика. Или очень хочется, чтобы преемственность была максимальной? И одновременно с царской Россией – тоже максимальной? Но так не бывает, это форменный винегрет, сапоги всмятку…

Впрочем, это уже разговор на другую тему. А тот, что был на заседании Валдайского клуба о военном лихолетье, не прояснил ситуацию. Даже наоборот – тумана в позиции нашего руководства стало больше, а едва проступающие контуры вызывают скорее тревогу, чем надежду. Развеется ли пелена к 9 мая 2020 года? Едва ли, ведь затронутая тема остается очень чувствительной во многих отношениях. Но и, бесспорно, одной из самых интересных, сложных и загадочных в мировой истории.

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»                

 


Просмотров: 2393