... Иркутск
Доллар
Евро

1939–1941 и 1941–1945: два в одном и две большие разницы

На заседании оргкомитета «Победа» 11 декабря президент Владимир Путин сказал буквально следующее: «Попытки искажения этой исторической правды не прекращаются. К ним подключились не только наследники пособников нацистов. Теперь дело дошло до некоторых вполне респектабельных международных институтов и европейских структур.

Вы знаете наверняка, что недавняя резолюция Европейского парламента поставила фактически на одну доску и нацистских агрессоров, и Советский Союз. Чуть ли не обвиняют СССР наряду с нацистской Германией в развязывании Второй мировой войны. Как будто забыли, кто напал на Польшу первого сентября 1939 года и на Советский Союз 22 июня в 1941-м».

2-1.jpg
И то, и другое – правда. Сентябрь-1939. Совместный парад вермахта и Красной армии в Бресте…  

Уже не впервые Владимир Путин отвергает долю вины Советского Союза за развязывание Второй мировой войны тем, что Германия напала на СССР 22 июня 1941 года. Однако Вторая мировая (точнее, ее первый период, с 1 сентября 1939 по 22 июня 1941 года) и Великая Отечественная война (июнь 1941 – май 1945 года) – не одно и тоже, хотя и частично пересекаются. И те, кто вначале явно попустительствовал нацистской Германии (главному виновнику), а то и входил с ней в сговор, действуя наперегонки – а это и западные державы, и Советский Союз, – затем стали жертвами агрессии. Так бывает в истории, которая вообще богата на противоречивые, неоднозначные, извилистые сюжеты.

Поэтому с 22 июня 1941 года характер участия СССР во Второй мировой войне изменился кардинальным образом – со знак «минус» на знак «плюс». И вскоре была сформирована антигитлеровская коалиция.  

Однако глава государства, по существу, продолжает утверждать, что сталинское руководство действовало правильно и неагрессивно на всех этапах, то есть и до 22 июня 1941 года. Почему?

Одна из версий – так называемая аберрация памяти, то есть оценки событий, исходя из того, что было после. А после Гитлер ведь напал? Напал. И мы боролись с фашизмом справедливо? Справедливо. И одержали Великую Победу? Одержали. А хочется ли победителям говорить, что на каком-то этапе они потворствовали агрессору, да и сами по взаимному согласию (секретные протоколы к пакту о ненападении) хватали, что плохо лежит (восточную Польшу, государства Балтии, Бессарабию, Северную Буковину)?  Иногда, правда, кусок застревал в горле (Финляндия), но это уже детали. И, конечно, нет, не хочется. Хочется переписать прошлое, чтобы смотрелось выигрышно на всех этапах. Соблазн, однако, известный, и на него не следовало бы «вестись»…

Не исключено, что свою роль сыграла обида, что наше руководство сначала не пригласили в Варшаву на памятные мероприятия в связи с 80-летием начала Второй мировой войны. Хотя среди приглашенных была даже Германия. Тут, правда, одно «но»: Германия свою вину признала полностью и безхоговорочно, а мы не признали даже частично, хотя статус главных победителей нацизма в 1945-м у нас никто не отнимает. За этот отказ, собственно, нас и не пригласили, усмотрев в подоплеке агрессивные настроения уже дня нынешнего. А представители США (вице-президент Майкл Пенс) и Британии (премьер Борис Джонсон) подвергли в Варшаве действия Советского Союза осенью 1939-го разгромной критике.

2-2.jpg
…Июнь-1941. Гитлеровские войска вторглись на советскую землю

Дальше – больше. Европарламент тогда же, в сентябре, 535 голосами «за» при 66-ти «против» и 52-х воздержавшихся принял резолюцию «О важности европейской памяти для будущего Европы», где главная (уже главная!) вина за разжигание второй мировой войны возложена на СССР и Третий рейх, то есть на Сталина и Гитлера (об этой резолюции и упоминает президент).  Возможно, переборщили, ведь Запад тоже не был в стороне от процесса «умиротворения». Но неужели из-за этого документа решено удвоить-утроить усилия по оправданию политики СССР между августом 1939-го и июнем 1941-го? Вроде как «назло бабушке отморозить уши»?      

Печально и другое. Спор о начальном (до Великой Отечественной) периоде Второй мировой частично заслонил подготовку к главному общественно-историческому событию 2020 года – 75-летию Великой Победы. А ведь ее значение, а также решающую роль в разгроме нацистской Германии наши союзники не оспаривают – во всяком случае, на официальном уровне. И оценка действий Сталина в период, предшествующий 22 июня 1941 года как, мягко говоря, ошибочных, а значит, признание и нашей вины за развязывание Второй мировой войны (еще раз – не путать с Великой Отечественной, где роль и Сталина уже иная!) ничуть не умаляет значение Великой Победы. А вот попытки доказать недоказуемое (если с научно-беспристрастной точки зрения) портят фон праздника, добавляя привкус неискренности и сиюминутной конъюнктуры.

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»     

 


Просмотров: 2638