... Иркутск
Доллар
Евро

«Совиные крыла» Владислава Суркова: можно ли идти в будущее, повернувшись назад?

Программная, установочно-идеологическая статья Владислава Суркова «Долгое государство Путина», опубликованная 11 февраля в «Независимой газете», – заметное событие в российских верхах. Во-первых, ее автор, ныне помощник президента, а в недавнем прошлом первый заместитель руководителя президентской администрации, слывет этаким Сусловым XXI века. Благодаря виртуозному умению говорить иррационально о рациональном и наоборот, Сурков давно снискал репутацию «гроссмейстера мутных парадоксов». Во-вторых, Сурков не из тех, кто пишет «просто так», из-за графоманского зуда, когда «пальцы просятся к перу, перо к бумаге». Тем более что статья опубликована накануне ежегодного послания президента Федеральному собранию (состоится 20 февраля). Наконец, в-третьих, несмотря на дебри иносказаний, Сурков (как сказали бы в царской России, «особа, приближенная к императору») умудрился сказать о нынешней России и в еще большей степени о настроениях у трона откровеннее, чем многие из оппозиционеров.

Пересказывать статью нет смысла, каждый может с ней познакомиться. Но перед тем как дать краткий комментарий, все же приведу две, пожалуй, краеугольные, базисные цитаты:          

«Государство у нас не делится на глубинное и внешнее, оно строится целиком, всеми своими частями и проявлениями наружу. Самые брутальные конструкции его силового каркаса идут прямо по фасаду, не прикрытые какими-либо архитектурными излишествами. Бюрократия, даже когда хитрит, делает это не слишком тщательно, как бы исходя из того, что «все равно все всё понимают»». 

«В новой системе все институты подчинены основной задаче – доверительному общению и взаимодействию верховного правителя с гражданами. Различные ветви власти сходятся к личности лидера, считаясь ценностью не сами по себе, а лишь в той степени, в какой обеспечивают с ним связь. Кроме них, в обход формальных структур и элитных групп работают неформальные способы коммуникации. А когда глупость, отсталость или коррупция создают помехи в линиях связи с людьми, принимаются энергичные меры для восстановления слышимости. 

Перенятые у Запада многоуровневые политические учреждения у нас иногда считаются отчасти ритуальными, заведенными больше для того, чтобы было «как у всех», чтобы отличия нашей политической культуры не так сильно бросались соседям в глаза, не раздражали и не пугали их. Они как выходная одежда, в которой идут к чужим, а у себя мы по-домашнему, каждый про себя знает, в чем. 

По существу же, общество доверяет только первому лицу. В гордости ли никогда никем не покоренного народа тут дело, в желании ли спрямить пути правде либо в чем-то ином, трудно сказать, но это факт, и факт не новый. Ново то, что государство данный факт не игнорирует, учитывает и из него исходит в начинаниях». 

2-1.jpg
Сурков воспевает, можно сказать, «российскую фишку» – так называемый глубинный народ, который препятствует любым попыткам изменить его мировоззрение. Фото yandex.kz

Кстати сказать, у Суркова полно противоречий. Например: «... общество доверяет только первому лицу». А чуть далее: «Современная модель русского государства начинается с доверия и на доверии держится». Так все-таки кому доверие: только первому лицу или всему государству, что, говоря на одесский манер, «две большие разницы»? Или вот: Сурков воспевает, можно сказать, «российскую фишку» – так называемый глубинный народ, который «своей массовостью», «непреодолимой силой культурной гравитации» препятствует любому воздействию, любым попыткам изменить его мировоззрение. И тут же заявляет, что неизвестно, какую долю составляют «глубинники» от всего населения. Впрочем, это не «ляпы» Владислава Юрьевича, а его фирменный стиль, когда противоречия странным образом призваны усилить аргументацию. Что ж, в политико-художественном творчестве Суркова, как уже сказано, центральное место занимает парадокс. Статья «Долгое государство Путина» не стала исключением.

Чего нет в статье? Нет, например, заклинаний в верховенстве закона, приверженности правам человека, принципе народовластия. Да и зачем, ведь Сурков явно настроен на откровенный разговор… в иносказательной форме. Во всяком случае, нам прямо говорят: не обращайте внимания на конституционные реверансы, «все равно все всё понимают»». Выходит, так и надо относиться к словам президента на эту тему?

Ничего нет о контроле народа за властью. Правда, непонятно, зачем мы в таком случае стелемся-маскируемся перед Западом, имитируя, по выражению Суркова, разделение властей. Не слишком ли много чести, да еще из уст столь твердого сторонника «особого пути»? Зачем вокруг да около? Давайте уж напрямки: выкинем принцип разделения властей из Конституции – и дело в шляпе. «Глубинный народ», согласно Суркову, то ли будет «за», то ли промолчит (что, в общем-то, по философии Владислава Юрьевича, одно и то же), а Запад и наша оппозиция окончательно избавятся от иллюзий и надежд. Тем более что Сурков ясно заявляет: с многочисленными «мерзавцами» должен бороться царь по своему усмотрению (кого казнить, а кого миловать), а не автоматизированный баланс сдержек и противовесов. Тоже не новая рекомендация.         

2-2.jpg
Перед нами какая уже по счету попытка в отечественной и мировой истории облагородить, придать максимально респектабельный вид режиму личной власти под лозунгом «особости». Фото gettymages.ru

В статье нет ни звука о гражданском обществе, общественных (негосударственных) инициативах, о гражданской активности, как таковой. Рекомендуется лишь надеяться на «изощренного, но не злонамеренного» правителя. Вариант, что надежды могут не оправдаться, не рассматривается. И конечно (раз такое дело), не сказано о независимости, самостоятельности судебной власти, правоохранительной системы, о самой вероятности смены власти через выборы, да и о самих выборах. Весьма банальное обоснование неподконтрольности, вседозволенности, произвола высшей власти.

А что же есть «В долгом государстве…»?  Ну конечно же, утверждение, что оно будет долгим, а в скрепляющем цементе смешаны самодержавие с гаджетами. Прямо Петр I новейшего времени c технологической модернизацией, наложенной на усиление деспотии. С толстым намеком на продление государственного лидерства Путина после 2024 года и затем на сохранение путинского курса кем-то другим, то есть преемственность политики будущих правителей. Короче, «не надейтесь» – и сказано это скорее не оппозиции, а правящему слою. Чтобы, значит, по сторонам не зыркали, по коридорам не разбредались…

Есть какая уже по счету попытка в отечественной и мировой истории облагородить, научить, придать максимально респектабельный вид режиму личной власти под лозунгом «особости». Но проблема в том, что режим личной власти, если его не смягчить и не демонтировать, обычно развивается от вегетарианского к вполне себе плотоядному, и респектабельность Суркова когда-то окажется в мусорной корзине за ненадобностью в бутафории.

Владислав Сурков как бы призывает общество и государство остановиться в развитии, на десятилетия заморозить нынешние отношения, но при этом добиться буквально чудес в экономике, предвидя «долгую, трудную и интересную работу». В то же время его оценка, диагноз современной России во многом верны, но они сопровождаются знаком «плюс», а не отметкой «минус», утверждением, что это преимущество, а не проблема. Поэтому Сурков и призывает к сохранению, консервации нынешнего государства, нынешних настроений «глубинного народа», допуская замену только второстепенных деталей.     

В статье «Долгое государство Путина» есть завуалированная угроза тем, кто думает иначе. Для конструкции Суркова они являются, по сути, чужеродным, неприемлемым элементом, а не частью свободной дискуссии, периодически сопровождаемой сменой власти по итогам выборов.

2-3.jpg
Константин Победоносцев – во многом предтеча Владислава Суркова. Портрет работы Александра Маковского

…Известны слова Уинстона Черчилля, что у демократии множество недостатков, но другие системы еще хуже. Существует и противоположный подход, один из авторов которого, «серый кардинал» Александра III Константин Победоносцев называл демократию «ложью нашего времени», основанной на критиканстве и недоверии. Весьма спорно, если не сказать резче. Недаром стали знаменитыми слова Александра Блока: «В те годы дальние, глухие,/ В сердцах царили сон и мгла:/Победоносцев над Россией/Простер совиные крыла». Зато, согласно Победоносцеву и теперь Суркову (см. статью), при самовластии с его придворной камарильей сплошь честность да открытость… 

Что ж, выискивание «второго дна» у демократических институтов подобно упорным поискам черной кошки в темной комнате, хотя ее там может вообще не быть. Но даже Александр III, будучи реакционером в сугубо политической сфере, проводил – на манер современного Китая – миролюбивую внешнюю политику, сколотил союз с Францией и Британией (Тройственное согласие – Антанта), распахнул границы для иностранного капитала. И экономика росла как на дрожжах… А Владислав Сурков в очередной раз предлагает, что называется, идти вперед, повернувшись головой назад. Такой способ, мягко говоря, рискован, и приведет не к великой России, а к великим потрясениям.             

Юрий Пронин для ИА «Альтаир»


Просмотров: 1512

19:03, 20 июл 2019 г.

Сергей Левченко: Делаем всё, чтобы пострадавшие при паводке вернулись к обычной жизни быстрее

Правительство Иркутской области предпринимает все необходимые меры, чтобы пострадавшие при паводке смогли вернуться к обычной жизни как можно быстрее.

11:39, 20 июл 2019 г.

Владимир Путин проверил работу местных властей по ликвидации последствий паводка в Прибайкалье

Президент РФ Владимир Путин провел совещание в Братске по ликвидации последствий паводка в Иркутской области.

21:47, 19 июл 2019 г.

Сергей Левченко: «Президент и правительство оценивают нашу работу по результатам»

Интервью губернатора Иркутской области о проблемах, задачах, перспективах региона читайте в рубрике «Прибайкалье в масс-медиа».

17:55, 19 июл 2019 г.

Александр Матиенко зарегистрирован кандидатом в депутаты думы Иркутска по округу № 30

Избирком зарегистрировал генерального директора издательства «Байкальские вести» Александра Матиенко кандидатом на выборы депутатов думы Иркутска седьмого созыва по избирательному округу № 30.